Библиотека ГБПОУ "КОМК"
Медицина Кузбасса
в годы Великой Отечественной войны

Наш город в годы Великой отечественной войны был не только кузницей оборонной промышленности и поставщиком людских ресурсов, но и значимым госпитальным центром
Здравоохранение, являясь неотъемлемой частью социальной сферы общества, выполняет важнейшую функцию по укреплению здоровья населения, предупреждению болезней, снижению заболеваемости, инвалидности и смертности, продлению активного долголетия. В годы ВОВ здравоохранение Кузбасса проявило способность отвечать требованиям времени и выполнять поставленные задачи. В общей Победе есть и вклад здравоохранения Кузбасса.
Одним из важнейших направлений работы органов здравоохранения была организация лечения раненых. На ее значение указывал уже в июле 1941 года нарком здравоохранения Г.А. Митирёв: «Основная и главная из них – непосредственная помощь бойцам Красной Армии, улучшение медицинского и санитарного их обслуживания»

Митирёв Георгий Андреевич
Народный комиссар здравоохранения СССР, доктор медицинских наук, профессор
При обсуждении роли Кемеровской области во время Великой Отечественной войны следует помнить, что Кузбасс в те годы был мощной госпитальной базой. Более 40 медицинских учреждений развернулись на его территории, частью эвакуированных из западных регионов страны, со своими штатами и оснащением, но в основном – вновь созданных, за счет местных лечебно - профилактических учреждений, открываемых в стационарах или в наскоро приспосабливаемых для новых целей учебных и зрелищных заведениях.
Организаторы здравоохранения Кузбасса - А.С. Николаев, И.Р. Виноградов, В.А. Рогунович, А.М. Дворкин и другие – приложили немало сил, чтобы к назначенному сроку ( а эшелоны с раненными пришли в Кузбасс уже в конце июля 1941года) подготовить все необходимое к их приему. Свою новую, теперь уже сибирскую историю начинают в этот период пятьдесят эвакуированных предприятий, а вместе с ними и люди – семьи эвакуированных рабочих. И это стало еще одной причиной многократно возросшей нагрузки на кузбасских медиков. Да и ответственность тоже была не малая. Только в 42–х детских домах воспитывалось более шести тысяч детей. Более двух тысяч были вывезены из блокадного Ленинграда.
По данным историка Юрия Горелова, изначально в области планировали открыть 22 госпиталя, а открыли в разное время больше 70, из них 12 эвакогоспиталей. Каждый четвёртый госпиталь Западной Сибири располагался в Кузбассе.
______________
Горелов Юрий Павлович на тему эвакогоспиталей защитил три кандидатские диссертации, ездил в Москву и Санкт-Петербург для работы с первоисточниками, поднимал засекреченные архивы, работал с поисковыми отрядами в местах воинских захоронений и смог систематизировать доступную информацию в своей книге. Во многом стараниями этих людей была восстановлена и продолжает открываться история кузбасских госпиталей.

Горелов
Юрий Павлович
Профессор, доктор исторических наук
В глубокие тыловые районы типа Кузбасса попадали тяжелораненые с осложнениями, больные с угрозой ампутации или уже с ампутированными конечностями, с воспалениями, ожогами и обморожениями. В Кемерово раненых доставляли на специальных санитарных поездах, которые прибывали на старый вокзал на Карболитовской, 1. Полноценные госпитали на колёсах, где работали врачи, прибывали в санитарную зону, разгружались и уезжали за новыми пациентами.
вокзал до постройки в 1964 году нового здания, 1930 год


В 1941–1942 годах из солдат и офицеров, которых лечили в госпиталях Кузбасса, на фронт возвращались более 80%. В последующие годы цифра сократилась примерно до 50%. Это было связано не с ухудшением качества лечения, а с тем, что после побед под Сталинградом и на Курской дуге линия фронта постепенно отодвигалась на запад. Лазареты следовали за линией фронта, поэтому в Кузбассе их становилось всё меньше. К тому же тяжелораненым бойцам нужен был целый комплекс процедур, иногда занимавший много времени — до года. Многие из них оставались инвалидами, которые не могли вернуться на фронт

Эвакогоспитали располагали в многоэтажных кирпичных зданиях с подвалами, которые можно было использовать как бомбоубежище. В Кемерове чаще всего это были здания школ. Их перестраивали так, чтобы в каждом кабинете была вода. Учитывая, что госпиталей было больше, чем по мобилизационному плану, не хватало ни оборудования, ни медикаментов, ни мебели и другого бытового имущества. Помогали с этим как шефские организации, например, заводы и мелкие предприятия, так и простые жители города, приносившие кровати, постельное бельё, лекарства, книги, посуду. При самих госпиталях организовывали подсобные хозяйства.
Первыми военными госпиталями, развернутыми в Кемерове стали эвакогоспитали 1230, 1242, 1243.
ГОСПИТАЛЬ №1230








В
настоящее время по ул. Черняховского, № 2
сохранилось кирпичное здание школы, где в
годы войны помещался эвакогоспиталь.
На боковом фасаде в 1970 г. помещена
мемориальная доска с текстом:
«В этом здании в годы
Великой Отечественной войны
размещался военный госпиталь № 1230».




В июле 1941 г. в Кемерове согласно мобилизационным планам СибВО и Томского эвакуационного пункта № 47 горздравом и военкоматом в зданиях школы № 4 и педагогического училища за Областной библиотекой был развернут эвакогоспиталь № 1230. Начальником его была утверждена М.Н. Горбунова - ведущий врач-гинеколог Рудничной больницы.
Госпиталь был рассчитан на 600 мест и планировался как инфекционный, но огромный поток раненых уже в сентябре 1941 г. изменил его профиль на хирургический. Все это заставляло администрацию и профессора-консультанта П.А. Миневича уделять большое внимание переподготовке медперсонала. Они использовали возможности местных курсов, а также института повышения квалификации врачей г. Новосибирска. В госпитале работали высококвалифицированные специалисты, такие как доцент И.М. Маркус и врач Г.Д. Патлис. Эти ученые работали над проблемами, связанными с изучением остеомиелитов огнестрельного происхождения. Они также подготовили цитограммы-распечатки для вялотекущих раневых процессов, которые позволяли объективно судить об эффективности терапевтических средств, применяемых во время лечения. Вскоре пришли и первые успехи. Уже в конце 1941 г. врачи умело сшивали связки, мышцы и даже нервы. Благодаря именно такой операции на кисти раненый Г.Яненко снова смог играть на своем любимом баяне. Госпиталь имел 5 медицинских отделений, и в каждом применяли новые для того времени методы лечения и препараты: лечение физкультурой, парафином, лечебной глиной, сульфазином, стрептоцидом. В результате до 50-60% раненых возвращались в боевые части. В апреле 1943 г. госпиталь был передислоцирован в г. Мариинск Кемеровской области.

Мария Нестеровна
Солдатенко (Горбунова)

46 лет Мария Нестеровна прослужила благородному делу – здравоохранению Кузбасса, за что отмечена наградами:
1943 – орден «Красной Звезды»,
1945-1946 – медали «За победу над Германией», «За победу в ВОВ»,
1960 – орден «Знака Почета»,
1961 – ей присвоено звание – Заслуженный врач РСФСР,
1967 – орден Ленина,
1971 – орден Трудового Красного знамени.

Биография
Мария Нестеровна Горбунова
родилась в Белоруссиb 17 сентября 1912 года. Её детство прошло в небольшой деревеньке Федотово-Буда, Климовического района Могилевской губернии. Родители были крестьянами, в семье росли ещё трое детей. Детство было трудным, нужно было помогать родителям по хозяйству, и маленькая Маша делала всё, что было под силу, с самого раннего детства она не мыслила себя без труда. И всегда очень хотела учиться.

Закончив школу, она поехала к старшему брату в Сталино (Донецк), где поступила в мединститут. В 1936 году по комсомольской путевке в числе пяти выпускников института, была направлена на работу в Кузбасс.

Первые самостоятельные шаги в медицине Мария Нестеровна начала в должности врача–маляриолога поликлиники №4 Кировского района. В это время было много эпидемий: брюшной тиф, дифтерия, полиомиелит и др. Мария Нестеровна проводила осмотры, прививки (приходилось убеждать людей в необходимости лечиться).
С 1937 по 1941 гг. она работала участковым врачом на шахте «Пионер», акушером-гинекологом в Рудничной больнице. В 1938 г. Мария Нестеровна вышла замуж за инженера Горбунова.
Летом 1941 года Мария Нестеровна была назначена начальником эвакогоспиталя №1230, который располагался в школе за областной библиотекой. С 1944 года Горбунова стала начальником лечебного сектора Кемеровского облздравотдела. Новосибирская область, из которой в 1943 году выделилась Кемеровская область, оставила здравоохранению Кузбасса слабое наследство: больницы и поликлиники ютились в старых деревянных зданиях. Министр здравоохранения СССР и его замы сказали в ту пору М.Н.Горбуновой: «Надо энергично строить и строить базу, оснащать её по-современному». Она восприняла это как приказ. Поднимались, больничные корпуса и в селах. Дороги Марии Нестеровне были объекты здравоохранения во всех районах, т.к. много сил и энергии вложила она в их строительство. И еще одному важнейшему делу дала она жизнь: вопросам травматизма и заболеваемости на шахтах и заводах, заботе о здоровье рабочих. Почти восемнадцать лет (с 1955 г. по 1972 гг.) М.Н. Горбунова возглавляла областной отдел здравоохранения и внесла большой вклад в строительство больниц в Кузбассе и подготовку медицинских кадров.

Елизавета Матвеевна Четвертных -медсестра эвакогоспиталя № 1230-за годы войны отдала 10 литров своей крови. У нее была 1, универсальная группа крови. В такой крови часто нуждались при операциях. Забор крови проводили в госпитале № 1243. Когда Е.М. Четвертных первый раз пришла сдавать кровь, ее спросили: «Сколько сдаешь?» - «Сколько надо, столько и берите», - ответила девушка. У нее взяли 380 г. крови, дали специальный талончик, по которому можно было поесть, чтобы восстановить силы. В столовой она упала в обморок.

Интересной страницей в шефской работе над госпиталями г. Кемерова было сотрудничество комсомольской организации госпиталя № 1230 с сельскими тружениками колхоза «Красный Перекоп». Об этом вспоминает бывший комсорг второго отделения госпиталя № 1230, инструктор лечебной физкультуры Лидия Константиновна Супотницкая-Дорошкевич: «Несколько раз мы ездили в колхоз «Красный Перекоп» к знаменитому картофелеводу Анне Кондратьевне Юткиной. Госпиталь в 1943 г. был переведен из Кемерова в Мариинск, колхоз был неподалеку, и возили мы оттуда картошку и капусту для раненых. Из капусты выжимали сок и по 6-8 раз в день кормили раненых, привезенных с Ленинградского фронта, а в еду добавляли сок и ломтики сырого картофеля.

Елизавета Матвеевна Четвертных
Елизавета Матвеевна родилась 30 октября 1922 года в деревне Мельча Фаленского района Кировской области. После окончания школы окончила курсы медсестер, полтора года работала в здравпункте углеперегонного завода. После сообщения о начале войны, пошла в военкомат проситься на фронт. 7 июля призвалась на сборный пункт. Работала медсестрой в госпитале, организованном в школах №40 и №4. Сдавала кровь для раненых (в 1981 году стала «Почетным донором СССР»). В 1943 году освоила профессию рентгенлаборанта, по этой специальности и работала всю свою жизнь.
Первоначально донорами становились в основном сотрудники тыловых госпиталей – молодые медсестры и санитарки, обслуживающий персонал. Например, лаборант-рентгенолог эвакогоспиталя №1230 Е.М.Четвертных и медсестра того же госпиталя, инструктор по лечебной физкультуре Л.К. Ступоницкая-Дорошкевич за время
Великой Отечественной войны сдали по 10 л крови. Также сдавали кровь для бойцов Красной Армии рабочие, служащие, колхозники и домохозяйки. «Боец военизированной пожарной охраны Кемеровского азотнотукового завода А.А. Ремарчук за полтора года войны сдал 4,5 л своей крови для спасения жизни раненых бойцов;
лаборантка Р.И. Пронина и работница завода «Пластмасс» А.И. Гаркушина за один год сдали свыше трех литров крови каждая» В целом к середине 1943 г. только в Кемерове доноры сдали для лечения раненых 122 л крови

ГОСПИТАЛЬ №1242

















Размещался в корпусе № 3 КемГУ
по ул. Ермака, № 7 (бывшей школы № 41)



Одним из первых госпиталей Томского эвакуационного пункта № 47 был созданный в июле 1941 г. в Кемерове госпиталь № 1242. Он мог принять до 1000 раненых бойцов общехирургического, терапевтического и травматологического профиля. Его начальником была назначена военврач 3 ранга, опытный городской терапевт, выпускница Московского мединститута М.М. Цирельсон. В штате числилось более 250 человек, из них около 20 врачей, более 100 медсестер и санитарок.
Свою научную работу медики строили на изучении роли микробов в раневом процессе и успешно лечили гнойные раны с применением первых антибиотиков. И, как результат, основная часть раненых своевременно возвращалась в строй.
На главном фасаде корпуса № 3 КемГУ (бывшей школы № 41) в 1970 г. установлена мемориальная доска с текстом: «В этом здании в годы Великой Отечественной войны располагался военный госпиталь № 1242".

военный госпиталь
№ 1242», больничная палата


На главном фасаде корпуса № 3
Кем ГУ в 1970 г. установлена мемориальная доска с текстом:
«В этом здании в годы Великой Отечественной войны
располагался военный госпиталь № 1242»

ГОСПИТАЛЬ №1243


















Занимал здание химического техникума, коммунальной гостиницы и один двенадцати квартирный дом.
Сохранилась бывшая гостиница по ул. Островского,
№ 32, где находился эвакогоспиталь.



В октябре 1941 г. в Кемерове был развернут эвакогоспиталь № 1243 на 700 общехирургических мест. Он занял здание химического техникума, коммунальной гостиницы и один двенадцатиквартирный дом (где разместился штаб, хозяйственные службы и изолятор). Возглавил учреждение высококвалифицированный военврач 2 ранга И.Г. Корочкин, бывший заведующий Ленинск-Кузнецким горздравом, имеющий практический опыт работы в госпиталях царской армии и Гражданской войны.
Соркина Л.С. была назначена начальником медицинской части госпиталя № 1243 с 3 июля по 8 ноября 1941 г. Работу свою у операционного стола и организационную деятельность по налаживанию медицинской службы госпиталя она совмещала успешно. Медали «За победу над Германией...» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», а также пожелтевшие от времени «За образцовый и самоотверженный труд, направленный на укрепление могущества нашей Родины» свидетельствуют о военной поре жизни заслуженного врача РСФСР Л.С. Сорокиной.
В апреле 1942 г. организовали пункт переливания крови. А первый городской врач-офтальмолог Е. И. Скорик сумела наладить в госпита­ле работу глазного кабинета.
Всего в госпитале было принято около 3 тысяч амбулаторных больных, сделано 825 операций, вернули в боевой строй 40% раненых (невысокий процент объясняется тем, что это был сортировочный госпиталь, который своих раненых постоянно передавал другим госпиталям). В марте 1943 г. госпиталь был переведен в г. Александров Ивановской области.

Возглавил учреждение высококвалифицированный военврач II ранга И. Г. Корочкин, бывший заведующий Ленинск-Кузнецким горздравом, имеющий практический опыт работы в госпиталях царской армии и Гражданской войны.
Биография
Панкратова Надежда Петровна
В 1941-м году, когда началась война, началась эвакуация детей из Москвы. Надежда Петровна попросилась на фронт, но ее отправили сопровождающей детей в глубокий тыл, в Тамбов. Пробыла она там сравнительно недолго: уже в 1942-м году Надежда Петровна оказалась в эвакуационном госпитале № 1243 в Кемерове. Но добраться до него было тоже непросто. Ни машин, ни электричек тогда не было, единственная лошадь, возившая продукты для детей, болела. А Надежде Петровне надо было пройти по тайге 75 км. За первую половину пути она должна была дойти до деревни, найти человека, который сказал бы ей, куда идти дальше. Она бесстрашно пошла по дороге через тайгу. Пройдя примерно полпути, наткнулась на развилку. Что делать, куда идти? Через несколько минут послышались голоса. Навстречу шли ребята, которые показали ей направление. В деревне накормили и оставили ночевать. Утром рассказали, как дойти до переправы: идти прямо до реки, до небольшого дома на противоположном берегу реки Чулым, крикнуть: "Перевези". - и у перевозчика узнать путь дальше. С новыми силами она отправилась на поиски через тайгу. Пробравшись через дикий лес. Надежда Петровна действительно пришла к берегу широкой бурлящей реки Чулым и увидела на противоположной стороне сторожку, но на ее крик никто не отозвался.
Она уже собралась самостоятельно переплывать реку, как внезапно она увидела плывущие вдалеке две лодки. Когда те подплыли ближе, она попросила перевезти ее. но военные, сидевшие в лодках, не согласились. Однако, выслушав ее, рассказали, что переправа есть, но в другой стороне. Добраться до переправы стоило неимоверных усилий, но, как только Надежда Петровна оказалась на другом берегу, она, немедля, отправилась на лошади в г. Кемерово.
Этот госпиталь принимал раненых, участвовавших в боях под Сталинградом. Каждый день в 6 часов утра она слушала сводку от Совинформбюро о положении на фронте. Все раненые и сотрудники ждали с нетерпением сообщения (так как на весь госпиталь был один единственный репродуктор). Обойдя все палаты, Надежда Петровна отправлялась в перевязочную. "Был один случай, - рассказывает Надежда Петровна, - когда привезли раненого, у которого была оторвана кисть. Как бинтовать - непонятно, и, видно, ему было очень больно, потому что он хоть и терпел, но просил, чтобы я его бинтовала как-нибудь "потише". Этот момент запечатлелся у Надежды Петровны в памяти на всю жизнь.
Раненые ожидали медсестер с любовью и теплотой. Медсестры приходили в палаты, беседовали с солдатами, поддерживали их морально, по их просьбам писали пись­ма родным. Раненые переносили все тяжести войны мужественно. Их судьбы решала медицинская комиссия. Одних после выздоровления отправляли на фронт, других по физическому состоянию - в тыл, но, несмотря на свои увечья, бойцы просились на фронт, отомстить за погибших родных и просили: "Товарищ политрук, сестричка, помогите уговорить медицинскую комиссию отправить меня на фронт".
Госпиталь принимал раненых через ночь. Так как была одна подвода, то раненые шли - кто самостоятельно, кого вели под руки, и только тех, кто даже идти не мог, везли на подводе.
Работы было много, и сотрудники госпиталя практически находились там круглосуточно - приходилось кормить раненых, убирать, стирать бинты, потому что их не хватало, - то есть выполнять любую работу.
Многого недоставало, особенно большой была проблема с электролампочками и со спичками, приходилось использовать кремень.
Работа в госпитале осталась у Надежды Петровны в памяти на всю жизнь.
ГОСПИТАЛЬ № 2344










Г
оспиталь был размещен в Кемерово в октябре 1941 г.
Здесь лечили общехирургических,
нейрохирургических, челюстно-лицевых раненых и даже туберкулезных больных.
Госпиталю Кемеровский горисполком выделил в Рудничном районе (пос. Стандарт) здание школ № 24, школы-интерната № 9, горнорудного техникума, а под штаб — магазин военторга.




В октябре 1941 г. в Кемерове вместе с другими госпиталями был размещен и эвакогоспиталь № 2344 (ныне здание школы-интерната № 9). Он был многопрофильного направления на 800 мест. Здесь лечили общехирургических, нейрохирургических, челюстно-лицевых раненых и даже туберкулезных больных.
В штате числилось более 250 человек. Персонал госпиталя составляли медработники не только Сибири, но и мобилизованные из западных областей страны. Обслуживающий персонал комплектовался из жителей Кемерова. Добрую память о себе своими знаниями и умениями оставили ведущий хирург Н.В. Сидоров, медсестры В. Дурдина, А. Вялых и др.
Н. В. Сидоров, будучи опытным хирургом, имея звание военврача I ранга, в 1942 г. делился своей мето­дикой лечения огнестрельных ранений на госпитальной конференции врачей Сибирского военного округа.
В культурно-просветительской работе комиссару А.Шевченко помогали районный комитет помощи раненым, работники кинотеатра «Москва», агитбригада из выздоравливающих красноармейцев. Решая продовольственный вопрос, госпиталь создал крупное подсобное хозяйство, которое размещалось за территорией горнорудного техникума, здесь санитарки и раненые выращивали овощи, держали скот. В апреле 1943 года после передачи больных и раненых в такие же учреждения Кемерова, Томска, Новосибирска госпиталь был отправлен на запад страны.

ГОСПИТАЛЬ № 1924

















Госпиталь занимал здание
по ул. Николая Островского, 28.
В настоящее время здание
используется как жилой дом.



Госпиталь №1924 на 500 общехирургических мест был сформирован в июле 1941 г. в Белгороде. В сентябре эвакуирован в Кемерово. Госпиталь занимал здание по ул.Николая Островского, № 28. В настоящее время здание используется как жилой дом. В штате числилось около 200 человек, из них более 100 человек медперсонала, в основном из Белгорода, среди которых врачи Л.И. Терехова, A.B. Голосов, П.М. Иванов, А.Н. Транквиллитати (в 1943 г. ведущий инспектор отдела эвакогоспиталей Кемеровской области), а также кемеровская медсестра Л.Я. Дубова и другие.
Благодаря практикующему специалисту по лечебной физкультуре – врачу А. Н. Транквиллитати, комната лечебной гимнастики стала лучшим городским реабилитационным центром по восстановлению здоровья раненых бойцов.
Госпиталь специализировался на лечении бойцов с ранениями в верхние и нижние конечности, и каждого десятого за 5 месяцев пребывания в Кемерово медики вернули в боевой строй.

С помощью учителей Кемерова вели обучение малограмотных красноармейцев. В марте 1942 г. госпиталь, оставив своих раненых в лечебных заведениях Сибири, убыл в Ленинградскую область.

А.Н.Транквиллитати, хирург- травматолог, Заслуженный врач РСФСР, отличник здравоохранения (ведет занятия с группой здоровья, Измайлово, 1952г.)
В начале Великой Отечественной войны (ВОВ) был выпущен приказ Наркомздрава СССР (от 26.11.1941г.) об организации в эвакогоспиталях лечебной физической культуры (ЛФК), в результате чего она стала являться обязательной частью комплексного функционального лечения, способствующего восстановлению не только функции поврежденного органа, но и функционального состояния организма в целом, то есть значительно быстрому выздоровлению раненых бойцов и улучшению их физической подготовленности. Особенно
неблагополучное положение создалось в Кемерово, где размещалось множество
эвакогоспиталей. Всего 10% бойцов возвращались там в строй. Это объяснялось это очень слабой постановкой работы по ЛФК. Но неожиданно: в Кемерово процент возвращения в строй поднялся до 49%, а через некоторое время до 92%. Как оказалось, работу по ЛФК в Кемерово в тот период начала налаживать Александра Николаевна Транквиллитати старший инспектор лечебного сектора кемеровского отдела эвакогоспиталей (врач-травматолог, будущий сотрудникнашей кафедры). В Кемерово главным образом поступали бойцы с ранениями рук и ног. «После выздоровления большинство из них оставались полуинвалидами: сросшиеся
суставы не разгибались». А.Н. Транквиллитати поняла, что ЛФК способна помочь таким больным. Но, увы, в госпиталях не было соответствующей аппаратуры, не хватало необходимого инвентаря. По инициативе А.Н.Транквиллитати и при поддержке комитета ученых на предприятиях области помимо санитарных сумок и носилок стали выпускать аппаратуру для лечебной физкультуры. О востребованности и качестве этой проФото 4. СаркизовСеразини Иван Михайлович 4 дукции говорит тот факт, что она приобреталась не только местными военномедицинскими учреждениями, но и лазаретами Новосибирска и Красноярска.
ГОСПИТАЛЬ №1027



















В городе госпиталь занял часть
пустующих площадей госпиталя №1242
(в здании школ №1, №41)


Осенью 1941 г. из Харьковского военного округа в Кемерово прибыл эвакогоспиталь № 1027. Он был многопрофильного назначения, с 10 медицинскими отделениями, на 1200 мест. В городе госпиталь занял часть пустующих площадей госпиталя № 1242 (в здании школ № 1, № 41).

Госпиталь был многопрофильного направления. Лечили хирургических, терапевтических, ортопедических, неврологических и других раненых и больных. Научные интересы были связаны с разработкой лечения ранений ниж­них и верхних конечностей, грудной клетки, застарелых огнестрельных остеомиелитов, поиском новых лечебных мазей и лекарств. Ученые сами ежедневно делали сложные операции, проводили врачебные консультации. Учеба проходила как в самом госпитале, так и на показательных операциях в других лечебных учреждениях. Благодаря этим специалистам свою хирургическую и ортопедическую подготовку улучшили 28 врачей, а также 56 гипсовых техника Кемерова.
Широкий размах в учреждении получило и донорское движение. Здесь отлича­лась медсестра А. П. Трусевич, вскоре ставшая кавалером знака «По­четный донор СССР».
За пять месяцев работы в городе - с октября 1941 г. по март 1942 г. - госпиталь № 1027 пролечил более 1800 воинов, из них 80% вернул армии. В марте 1942 г. госпиталь № 1027, оставив раненых госпиталю № 1242, переехал в г. Ярославль.

Трусевич Александра Петровна
Медсестра госпиталя №1027. Кавалер знака "Почетный донор СССР". Все годы войны безвозмездно отдавала свою кровь раненым

Нагрудным знаком «Почетный донор СССР» награждались лица, многократно сдавшие кровь для спасения жизни больных и пострадавших при защите социалистического Отечества, охране Государственной границы СССР и общественного порядка, стихийных бедствиях и несчастных случаях, одновременно проводящие работу по вовлечению населения в ряды доноров.

За всю историю существования данного знака им было отмечено около 50000 человек. В 1980—1990-х годах к знаку при вручении добавлялась его уменьшенная копия (фрачный знак или фрачник), и удостоверение о присвоении звания. Сколько было выдано фрачников точно неизвестно, но, предположительно, около 12000 штук. И знак, и фрачник изготовлялись из алюминия и крепились к одежде с помощью булавки. Врачи и доноры данный знак называют «Орденом крови».К моменту получения звания «Почётный донор СССР» доноры, по состоянию на 1991 год, в среднем сдавали 22 литра крови.

Осенью 1941 г. в Кировском районе Кемерова был размещен прибывший из г. Ельца госпиталь № 2580. Его начальником была военврач 2 ранга В.М. Михайлова, комиссаром - политрук Чернов. Персонал состоял из 6 врачей, свыше 60 медсестер и санитарок, которые могли оказать помощь более 250 раненым общехирургического профиля.
Власти Кировского района разместили госпиталь в четырехэтажном здании школы № 37. Здание школы построено в 1936 году. Первоначально в здании была школа для мальчиков «Лесная». Чуть позже - начальная школа № 37. На первом этаже оборудовали пищеблок, санпропускник, красный уголок, склады. В городской прачечной провели необходимый ремонт постельного белья. В январе 1942 г. этот госпиталь был готов принять первых раненых, но в марте был свернут и отправлен в Вологодскую область.
В наше время в здании располагается ГУДО ОблДЮСШ.

ГОСПИТАЛЬ №3629

















Этот военно-медицинский объект
действовал более трех лет.


В августе 1941 г. вместе с другими госпиталями из Харькова в Кемерово прибыл многопрофильный эвакогоспиталь № 3629 на 800 общехирургических мест. Он занял помещение школы №19 и ремесленного училища №5 Кировского района. Этот военно-медицинский объект действовал более трёх лет.
Значительную помощь госпиталю в ремонте, изготовлении оборудования, починке белья, сортировке и приеме раненых оказывали шефы - рабочие комбината №392, ОСМЧ - 30, завода №349, городские школьники.
с 1941 по 1944 годы в госпитале лечились 490 человек. Многие из них лишились конечностей как раз в школьных стенах. Ампутация была вынужденной мерой — единственным способом сохранить жизнь. Некоторые солдаты не выдерживали боли и умирали, кто-то уходил из жизни из-за болезней. Но были и те, кто восстанавливался и возвращался на фронт. Кузбасские медики делали всё возможное, чтобы даже ампутанты выходили из медицинского учреждения с багажом знаний, необходимым для выживания. В свободное от операций время, медики заставляли своих пациентов заниматься лечебной физкультурой, а потом учили их изготавливать обувь и вести бухгалтерские учёты. Эти навыки в дальнейшем помогали мужчинам выживать в мирное время и честным трудом зарабатывать деньги на жизнь.

А чтобы никто не скучал, коллектив медиков совместно с раненными и учениками школы №19, которые временно обучались в здании Дворца культуры шахтёров, создали хор. Вечерами они устраивали концерты, хор пользовался популярностью, а все, кто в нём состоял, старались помогать друг другу. 1 500 кемеровских школьников после занятий прибегали в госпиталь и помогали медикам ухаживать за раненными. Совсем юные мальчишки и девчонки кормили солдат, мыли посуду и выносили «утки».
Летом 1943 года были выпущены первые большие группы счетоводов и сапожников. В октябре 1944 г. госпиталь, передав своих раненых в Новосибирск, а часть врачей (Прилуцкую, Рыгунович, Харламову, Шаповалова, Широкову, Щарбину, Агузину, Киселеву) - в Кемеровский горздрав, переехал в г. Житомир.
Высокую активность проявлял физиотерапевт В. Г. Давыдов. В докладах, прочтенных в 1942-1943 гг. на Сибирских врачебных конференциях, он учил своих слушателей элементам лечебной физкультуры, изготовлению специальных спортивных снарядов, внедрению парафинотерапии при разработке контрактур в суставах.
В Кемерове по
ул. Назарова, № 8 сохранилась школа № 19, где в годы войны был один из корпусов госпиталя № 3629
ГОСПИТАЛЬ №2495 / 3328













Здание травматологии 3-й городской больницы,
ул. Николая Островского, 22.
Возглавил учреждение военврач III ранга
П.А. Корниенко (позднее его сменил кемеровский
врач-терапевт В.И. Кондратьев)


В июле 1941 года наряду с другими госпиталями стал функционировать эвакогоспиталь № 2495. Значительную помощь ему в ремонте госпитальных зданий оказали шефы, рабочие Кемеровской железной дороги, ОСМЧ - 60, горпромсоюза, служащие городского отдела милиции и др. Возглавил учреждение военврач III ранга П. А. Корниенко (позднее его сменил кемеровский врач-терапевт В. И. Кондратьев).
Врачи умело делали операции по извлечению пуль, осколков, выполняли сложные чистки костей при застарелых остеомиелитах и др. Особенно хорошо медперсонал освоил методику переливания крови, которую настойчиво перед войной в Кемерове внедрял М.А. Подгорбунский. Операционная сестра М.А. Щеглова, имевшая опыт участия в тысячах операций, летом 1942 г. во фронтовом письме к Подгорбунскому отмечала, что его методики переливания сибирские медики учили и приезжих врачей, которые вначале слабо владели этим методом.

В октябре 1941 года лазарет был доукомплектован медперсоналом госпиталя
№ 3328, прибывшего из г. Харькова, работники которого имели определенный лечебный боевой опыт. В связи с этим госпиталь был способен принять более 1 тыс. раненых и имел многопрофильное направление.
Врач А. Н. Литвинцева умело делала вторичные операции с примене­нием антибиотиков на ранах, осложненных гнойными заболеваниями.

В госпитале под руководством ведущего хирурга Е.П. Еланцевой работал свой кабинет по заготовке крови, где числилось более 30 местных доноров


ГОСПИТАЛЬ № 2729 / 1507















Его разместили в помещениях школ № 8 и № 10


Одним из госпиталей Харьковского военного округа, прибывших в сентябре из г. Белгорода в Кемерово, был госпиталь № 2729. Он имел 6 отделений и был рассчитан на 600-700 общехирургических мест.
Возглавлял госпиталь опытный военврач
1 ранга А.И. Смирнов, его заместителем по медицинской части был администратор с пятнадцатилетним стажем И.Ф. Нестерцов, комиссаром - старший политрук Клинков. В штате числилось 15 врачей, более 100 медсестер и санитарок. Персонал состоял из недавних выпускников медицинских учебных заведений Москвы, Харькова, Курска, Белгорода. Среди них: врачи А.И. Щапошникова, О.В. Рыжова, H.A. Браверман, медсестры Н.Г. Ячменкова, М.П. Старченко, а также политработники Зеленцова, Сидоров и др. В Кемерове госпиталь находился около 5 месяцев и уже в марте 1942 года был переведен под Ленинград в г. Тихвин.

В марте 1942 года в Кемерово в освободившееся здание госпиталя № 2729 был переведен госпиталь № 1507. Он был сформирован в июле 1941 года в Томске, имел 600 мест и был многопрофильного назначения. Здесь лечили хирургических, травматологических, глазных и др. раненых и больных.
Начальником его был военврач 3 ранга В.И. Сабанский. Персонал в основном составляли сибирские врачи и медсестры. Раненые поступали из Москвы, Сталинграда, блокадного Ленинграда.
Большую помощь персоналу по уходу за ранеными оказывали школьники. Они участвовали в концертах, ночных дежурствах, заготавливали овощи. Шефы - рабочие номерного завода № 605 и ОСМЧ 60 постоянно помогали в ремонте и благоустройстве, завозили топливо и стройматериалы.
В одном из альбомов школы, оформленным учащимися в 1978 году, была найдена статья посвященная теме «Школа в годы войны». В ней сказано, что в школе № 8 располагался филиал госпиталя 1507. Было установлено точное расположение палат:
- актовый зал – душевая, лаборатория;
- в кубовой – кухня;
- под лестницей – выход на улицу;
- кабинет военного дела – кабинет зубного врача, офицерская палата;
- кабинет английского языка – палата № 9;
- кабинеты физики и химии – операционная;
- кабинет немецкого языка – палата № 8;
- кабинет литературы – палата № 7;
- кабинеты начальных классов – палаты № 4-5;
- раздевалка – подсобная комната.
А также записаны воспоминания Леоновой Анастасии Федоровны – медсестры эвакогоспиталя № 1507.
Анастасия Федоровна родилась в 1920 году, училась в школе № 21 до 1942 года. В феврале 1942 года была направлена в госпиталь при школе № 8, где проработала восемь месяцев.
Анастасия Федоровна вспоминала: «Раненных было очень много, их привозили со всех краев и областей, даже из Ленинграда.
С фронта привозили раненых солдат, они были в очень тяжелом состоянии, но умер только один человек – солдат Крюков.
В свободное время перед раненными выступали дети, да и сами раненые пели и танцевали под гармошку.
Летом все, кто мог работать ездили под Сухово убирать урожай».
Пробыв в городе немногим более года, в сентябре 1942 года госпиталь №1507 был переведен в Кострому.
Список учреждений и номера размещавшихся
в них эвакогоспиталей:
Жизнь в тылу
Первый год, а если точнее, первые осень и зима были самыми тяжелыми для кузбасских госпиталей. Собственных средств было крайне недостаточно, госпитали испытывали острый недостаток практически всего. А с октября 1941 года штатные работники госпиталей лишились и военного довольствия.
Выживать раненым и медперсоналу помогали всем миром. К каждому госпиталю прикреплялась одна или несколько шефствующих организаций. Шефами назначались в основном крупные предприятия – шахты, заводы, фабрики, а также местные колхозы и совхозы. Они помогали делать ремонты, обустраивать госпитали, снабжали их транспортом, продуктами питания, лекарствами и спортивным инвентарем. Большую помощь оказывали обычные кузбассовцы. Чтобы раненые не голодали, сами не доедая, не додавая своим детям, кузбасские женщины приносили в эвакогоспитали молоко от своих коров, колхозники поставляли мед, охотники делились дичью. Не хватало лекарств и витаминов – школьники собирали ягоды и лекарственные растения. Проблема была даже одеть раненых. Организовали сбор вещей у населения. Помогали кто чем мог – посудой, бельем, книгами, мебелью, цветами, картинами. Местные жители оборудовали в госпиталях красные уголки и библиотеки, перевязочные и процедурные кабинеты. Солдат буквально выкармливали всем кузбасским миром.
А как поддерживали бойцов морально! Совершенно незнакомых солдат часто навещали, как своих близких. Школьники и обычные горожане читали им газеты, стихи, выполняли бытовые просьбы. «Мне удалось пообщаться с ветераном, который лечился в кузбасском госпитале, – рассказала Жанна Чупрова.Так вот его самое яркое воспоминание – это девочка, школьница лет девяти, которая почти каждый день приходила в палату и пела песни». «Когда я собирала материалы о кузбасских госпиталях, меня поразило единение, – добавила Жанна Чупрова. И ее губы задрожали. – Тогда все были вместе. Непередаваемая сплоченность! Такого единства я никогда больше не видела за свои 90 лет».
В 1942 году при госпиталях начали появляться собственные подсобные хозяйства, овощехранилища, конюшни и даже гаражи. Стало полегче. «В Кузбассе было больше посевных площадей, больше голов скота. Соответственно, и питание раненых было лучше, чем в других районах Сибири», – отметил Юрий Горелов.
С появлением госпиталей в Кузбассе появились и первые приемные пункты крови. «В 1941 году в Кузбассе их было около десяти, – рассказал Юрий Горелов. – В 1943 году появилась первая областная станция переливания крови. Она находилась в кемеровском роддоме №1. Первыми донорами были сами сотрудники госпиталей. Например, лаборант-рентгенолог кемеровского эг. №1230 Е. Четвертных и ее подруга, инструктор лечебной физкультуры Л. Ступоницкая-Дорошкевич, по имеющимся данным, сдали во время войны по десять литров крови. В Прокопьевске (эг. №2751) около 30 раз сдавали кровь медсестры В. Жукова и Е. Попова. Но и обычные кузбассовцы не оставались в стороне. Сотни человек отдавали раненым свою кровь. Работницы Кемеровского завода пластмасс Р. Пронина и А. Гаркушина сдали свыше шести литров крови, а студентка Новокузнецкого металлургического института А. Иванова – более десяти литров». А это сотни спасенных жизней бойцов.

Чупрова Жанна Михайловна
работала в системе кузбасского здравоохранения с 1951 года. Была заведующей поликлиниками и главным стоматологом города Кемерово, являлась депутатом Совета народных депутатов. Сейчас возглавляет комиссию по здравоохранению в Совете ветеранов Центрального района. В конце 60-х на базе Кемеровского медучилища по ее инициативе был открыт городской Музей здравоохранения. При подготовке к празднованию 65-летия со Дня Победы объехала все места, где находились кемеровские госпитали. Через СМИ обращалась к тем, кто работал или проходил лечение в кемеровских эвакогоспиталях, собрала и опубликовала их воспоминания.
Герои своего народа
Деятельность первых госпиталей возглавляли в основном женщины в возрасте от 30 до 40 лет, – рассказал Юрий Горелов. – Каждая вторая – выпускница Томского мединститута. В их числе М.Н. Горбунова (эг. №1230, г. Кемерово), В.И. Сватикова (эг. №1247, г. Сталинск), А.М. Алексеева (эг. №1246, г. Анжеро-Судженск), М.П. Костенко (эг. №2497, г. Ленинск-Кузнецкий). Большую группу специалистов направил в наши госпитали Новосибирский институт усовершенствования врачей. Среди них профессоры В.И. Супоницкая и В.А. Пулькис, доценты И.М. Маркус, Е.К. Александров и другие. А в конце 1941 года, когда область приняла множество отступающих от врага фронтовых лазаретов, среди медиков стали преобладать зрелые врачи-мужчины в возрасте до 45 лет. Значительная их часть окончила мединституты и училища Украины и Центральной России и имела ученые звания и степени. Медсестрами были молодые выпускницы техникумов. А санитарок набирали из местных жителей, часто школьников.
Кадров постоянно не хватало. Врачам самых мирных специальностей – педиатрам, акушерам-гинекологам, терапевтам, невропатологам – нужно было срочно переквалифицироваться в хирургов и становиться к операционному столу. И это при отсутствии достаточного количества лекарств и медицинского оборудования.
Осенью 1941 года медицинская промышленность страны имела менее 9% необходимых лекарств. Этого явно не хватало, так как большинство медицинских складов оказалось в руках врага, поэтому медикаменты начали изготавливать в Кузбассе на местных предприятиях».Большое количество тяжелораненых заставляло кузбасский медицинский персонал постоянно совершенствовать методы лечения, повышать уровень квалификации и что-то изобретать. «Например, подполковник медслужбы Н. Лялина разработала аппарат для заживления ран – дымоокуриватель-фумигатор, – отметил профессор Горелов. – Медсестры А. Костырева и А. Секачева изобрели особую каркасную повязку для лечения ожогов конечностей. Майор медслужбы В. Марков сконструировал электрозонд для определения местоположения инородных тел в организме. По инициативе старшего инспектора отдела эвакогоспиталей Кемеровской области А. Транквиллитати на предприятиях Кузбасса начали выпускать тренажеры для лечебной физкультуры. В Прокопьевске медики изобрели сухожаровую дезкамеру, бинты из ветоши, витаминные напитки из хвои и многое другое. Привезенные больные оперировались, как правило, на 17 день и более после ранения. Поэтому врачам приходилось иметь дело с большим количеством гнойных огнестрельных ранений. При их лечении в госпиталях Кузбасса применялись новые методы комплексного использования антибиотиков.
Кузбасские врачи проводили уникальные операции. Хирург А.К. Дмитриев (эг. №2458, г. Анжеро-Судженск) в августе 1942 года провел успешную операцию на сердце танкисту Г. Соколову. Доктора медицинских наук Б.К. Бабич и А.В. Тафт (эг. №1027, г. Кемерово) лечили огнестрельные переломы бедер при помощи усовершенствованных ими аппаратов скелетного вытяжения. Врачи И.С. Ткаченко и В.А. Картавин (эг. №1032, г. Осинники) путем подбора капельных лекарственных растворов восстанавливали здоровье пациентов с заражением крови. И. Маркус и Г. Патлис (эг. №1230, г. Кемерово) сохранили раздробленную руку бойцу-музыканту Г. Яненко без ущерба для профессии. Доктор И. Скворцов (эг. №1250, г. Прокопьевск) готовил обезболивающие растворы на основе декаина, и они помогли сотням искалеченных бойцов».
Солдаты не теряли связи с поставившими их на ноги докторами. Писали им с фронта. Боец М. Гофман писал письма вылечившему его врачу М. Цирельсон, в которых рассказывал о том, что немцы расстреляли всю его семью. Благодаря врачам он снова оказался в строю и просил коллектив госпиталя стать его новой семьей. А вылеченный врачом М. Сомовой боец сделал предложение своей спасительнице.
В целом кузбасские медики справились с поставленной задачей. Они вернули в армию свыше 50% своих пациентов. Один только Кемерово дал фронту, по неполным данным, 3 дивизии – более 45 000 солдат из числа бывших раненых. Почти каждый второй возвращался в боевой строй.
75 лет Великой Победе!











Нам 41-ый не забыть—
нам 45-ый славить!


Война, навязанная нам германским фашизмом, принесла неизмеримые бедствия. Гитлеровское нашествие угрожало самому существованию нашей страны, нашего народа, под угрозой уничтожения оказалось все население страны - не только воины на фронтах, но и мирные люди в ближнем и в дальнем тылу. Ликвидировать эту угрозу, не допустить огромных людских потерь было призвано гражданское здравоохранение, действовавшее все годы войны в контакте и тесной взаимосвязи с военно-медицинской службой. Подвиги медицинских работников в Великой Отечественной войне были высоко оценены: за героизм и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, 44 медицинским работникам было присвоено звание Героя Советского Союза. Во время войны 285 человек были награждены орденом Ленина, 3 500 - орденом Красного Знамени, 15 000 - орденом Отечественной войны I степени, 86 500 - орденом Красной Звезды, около 10 000 - орденом Славы. Более 20 руководителей медицинской службы и главных хирургов фронтов были награждены полководческими орденами Советского Союза. Однако военно-медицинская служба понесла и немалые потери. Во время Великой Отечественной Войны 1941-1945 годов погибли или пропали без вести более ста тысяч медицинских работников, среди которых более пяти тысяч врачей, свыше десяти тысяч средних медицинских работников и почти восемьдесят тысяч санитарных инструкторов и санитаров.
В период Великой отечественной войны смертность медицинских работников была на втором месте после гибели на полях сражений бойцов стрелковых подразделений.
Средняя продолжительность жизни санинструктора на передовой в 1941 г. составляла всего 41 секунду!
В годы Великой Отечественной Войны наши советские медики вернули в строй 72,3% раненых и 90,6% больных воинов.
Если эти проценты представить в абсолютных цифрах, то число раненых и больных, возвращенных в строй медицинской службой за все годы Великой отечественной войны, составит около восемнадцати миллионов человек, что является абсолютным рекордом за всю историю человеческих войн.
По статистике Великой Отечественной войны, солдат-новобранец воевал в среднем всего около 10-12 дней.
Затем он погибал или получал ранение, эвакуировался для лечения в тыловой госпиталь и, как правило, возвращался на фронт.
В вермахте (армии нацистской Германии) в строй вернулась почти половина раненых, в нашей армии (РККА) около трех четвертей. За годы войны врачи вернули на фронт почти 18 миллионов солдат и офицеров с боевым опытом. Таким образом, разница в составила даже не дивизии — армии. Это значит, что войну выиграли раненые и, в конечном счете, наши военные медики…
Если учесть, что в начале войны в рядах Красной армии насчитывалось около семи миллионов человек, то медики вернули в строй две с половиной Красной Армии!!!
Как сказал маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский: «Войну мы выиграли ранеными…»
Говорят, пока не найден последний пропавший без вести солдат, война не закончена. А их, без вести пропавших, еще тысячи. Нисколько не преувеличим, если скажем, что следы многих из них теряются в Кузбассе. В военные годы наш регион стал одним из центров тыловой госпитальной базы, куда везли раненых бойцов со всей страны: с документами и без, в сознании и в беспамятстве. Кого-то вытаскивали с того света, выхаживали и возвращали в строй. Кого-то спасти не удавалось. В военной статистике их сухо именовали санитарными потерями. Многие именно здесь закончили свой путь и были похоронены в Кузбассе на госпитальных кладбищах.
ГБПОУ "Кемеровский областной медицинский колледж"
выражает сердечную благодарность и глубокое уважение ветеранам
Великой Отечественной войны и участникам трудового фронта!

Светлая память тем, кто отдал жизнь
за Победу над фашизмом!
Источники:
Алексеева, Э.А. Организация помощи бойцам в эвакогоспиталях г. Кемерово в годы Великой Отечественной войны: сборник научных трудов «Кузбасс в годы Великой Отечественной войны»/ Э.А. Алексеева, И.И. Козудобский. - Кемерово: Вузиздат, 1986 г. – С. 131-136 : ил. – Текст : непосредственный.

Горелов, Ю.П. Памятники Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Кемеровской области: Эвакогоспитали и захоронения: Материалы к своду памятников истории и культуры России / Ю.П. Горелов. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. – С. 16–18 : ил. – Текст: непосредственный.

Воспоминания Чулковой М.Д., старшей медсестры эвакогоспиталя №3629// ГБПОУ КОМК; научный архив. - Дело 121. - С. 1-2.

Воспоминания Денисовой Е.И., медсестры эвакогоспиталя №3629// ГБПОУ КОМК; научный архив. – Дело 121. – С. 3-4.

Воспоминания Сорокиной Л.С, капитана медицинской службы, начальника госпиталя № 1243 // ГБПОУ КОМК; научный архив. - Дело 121. - С. 5-6.

Воспоминания Супотницкой Л.К., инструктора лечебной физкультуры госпиталя № 1230 // ГБПОУ КОМК; научный архив. – Дело 121. - С. 7-8.

Воспоминания Четвертных Е.М., медсестры эвакогоспиталя №1230 // ГБПОУ КОМК; научный архив. - Дело 121. - С. 12-13.

Здравоохранение Кузбасса. 60 лет истории / ред. Т. И. Калицкая, П. М. Немирович-Данченко. – Томск : ГалаПресс, 2002. – 216 с. – (Кузбасс. Начало XXI века).- Текст: непосредственный.
Made on
Tilda